?

Log in

No account? Create an account

мы спина к спине у мачты

а по итогам своих раздумий о судьбах товарищей сестёр я решил, что…

Previous Entry Поделиться Next Entry
общественное и личное
а по итогам своих раздумий о судьбах товарищей сестёр я решил, что радикальный феминизм - это не просто национализм угнетённой нации, а такой романтизм, как мицкевич и байрон.
как зарождавшиеся фольклористика и этнография породили у романтиков много неверных представлений, так и гендерные исследования, а где-то и повседневная практика уже в общем перешагнули те взгляды, с которых начался радфем. но и от того, и от другого остаётся главное - утверждение личного достоинства человека в грозе и буре, присвоение этим человеком всех достижений человечества и создание им (ей) новой грани мира, которой не было бы иначе, и где и только где этот человек может жить как человек. радфемки - барды женщин, создательницы независимого женского мира, как мир дзядов и гражины независим от царских жандармов, и пока не было гражины, никто, собственно, не знал, что такое свобода польши (и моей беларуси, да).  парадокс в том, что радфем выполнил задачу культурного феминизма, после чего культурный убрёл непонятно куда, хотя и остался очень милым. но я с ним ещё недоразобрался.
  • Нет, аналогия неверная: национализм 1848 г. был до марксизма (и потому его прогрессивная часть была инкорпорирована в марксизм так же, как наследие якобинцев или Фурье), а радфем - часть движения "новых левых", которое было откатом от марксизма к мелкобуржуазной демократии.
  • А я считаю, что гораздо больше в этом направлении сделали другие феминистки, а радфем - это такая бесплодная тень, которая собирает всё лучшее, что есть в феминизме, а потом не умеет и не желает применить, в связи с чрезмерной радикальностью.
Разработано LiveJournal.com